очень хорошая книга
Здравый смысл врёт
рецензия
Наконец-то пришло время рецензии на действительно хорошую книгу. А то тут меня в комментариях обвиняли, что пишу я рецензии исключительно на плохую литературу. Но кто ж виноват, что плохая литература появляется гораздо чаще? В общем, это редкий случай, когда можно написать «книга захватывает с первых строк», что будет совершенной правдой.

Я уже разочаровался в психологической научно-популярной литературе. В самом деле когда на полке с самыми популярными книгами по психологии видишь «Секрет», то очень грустные мысли посещают. Те же самые ощущения возникают от чтения маркетинговых бестселлеров, единственным бизнесом авторов которых является бизнес по продаже этих самых бестселлеров.

Но тут буквально на второй странице встречаешь ссылку на Пола Лазарсфельда (фамилия, едва ли не священная для любого уважающего себя социального психолога), который
писал об «Американском солдате» — исследовании с участием более 600 тысяч военнослужащих, проведенном военным министерством во время Второй мировой войны, — и составил список шести якобы основных выводов. Например, под номером два шло: «Мужчины из сельских областей обычно легче переносили армейскую жизнь, чем солдаты из городов». «Ага, — воскликнет воображаемый читатель. — Это понятно. В 1940-х годах сельские жители были больше привычны к суровым условиям жизни и физическому труду, чем горожане. Поэтому, естественно, им было легче приспособиться. Зачем надо было проводить такое огромное и дорогое исследование, чтобы сказать мне то, о чем я и сам догадался?»
Ну а дальше написано совершенно замечательное. Все шесть выводов исследования Лазарсфельда являлись полной противоположностью реальным результатам, но выглядели-то очевидными и впечатляющими. Именно про это и написана работа Уоттса. Книга, собственно, о том, насколько именно коварен тот самый здравый смысл. В названии оригинальной версии речи про здравый смысл не идёт, но в тексте тот самый common sense упоминается.
Из прекрасного:
1
теория шести рукопожатий с именем автора и описанием эксперимента (хозяйке на заметку: большая часть писем, которую пробовали передать таким образом, потерялась);
2
вкусный-смачный кусок про экспертные опросы (прогностическая сила которых в действительности ниже, чем прогностическая сила того, что называли smartmob);
3
история сплит-тестирования (более известного нашему брату-маркетологу как A/B-тестирование);
4
краудсорсинг со всеми своими преимуществами и недостатками.
Ну и цитата, которую я бы отдельно посвятил любителям читать всякие советы в интернете:
Еще явственнее трудность согласования убеждений, основанных на здравом смысле, проявляется в афоризмах и пословицах, к которым мы прибегаем, стремясь разобраться в происходящем. Как любят замечать социологи, многие эти изречения противоречат друг другу. Рыбак рыбака видит издалека, но притягиваются противоположности. Дальше с глаз – ближе к сердцу, но с глаз долой – из сердца вон. Семь раз отмерь, один отрежь, но промедление смерти подобно
Отдельного внимания заслуживают комментарии, которые стоило бы почитать авторам и, в особенности, исполнителям нашего генплана:
При взгляде назад кажется, будто неудачи модернизма — централизованно планируемая экономика и централизованно проектируемые города — давно в прошлом, что это продукт наивной и упрощенной веры в науку, которую мы уже переросли. Увы, современные политики, чиновники и архитекторы совершают ту же ошибку. В течение тех же 50 лет американские градостроители многократно брались за решение проблемы городской бедности и столько же раз терпели неудачу. Жилые массивы для малообеспеченных стали худшими рассадниками преступности, вандализма и общей социальной безнадежности, чем трущобы, которые они собой заменили». По иронии судьбы, примерно в то же самое время в Чикаго началась работа над самым крупным в истории проектом социального жилья Robert Taylor Homes. Естественно, пишет в своей книге «American Project» социолог Садхир Венкатеш, великодушный, продуманный до мельчайших деталей план повышения уровня жизни афроамериканцев с треском провалился. Вместо гетто мы получили отвратительную инфраструктуру, перенаселенные квартиры, столпотворения во дворах, повальную бедность, а в итоге – организованную преступность и насилие.
Вообще книга полна отличных примеров того, как рассуждения типа «мы же это всегда знали!» приводят к презабавным выводам:
я попросил их рассмотреть две анонимные страны – А и Б. В первой стать донорами органов соглашались примерно 12 % водителей, а во второй – 99,9 %. Понятно, что выбор граждан определялся неким различием между двумя этими странами. Каким же именно? Студентов ждал весьма неожиданный поворот событий. Дело в том, что страна А – на самом деле Германия, а страна Б – Австрия! Студенты не знали, чем именно объясняется различие, но искренне полагали, будто речь идет о чем-то существенном – такие крайности просто не могут являться следствием простого стечения обстоятельств! Дело в том, что в Австрии выбор по умолчанию – стать донором органов, тогда как в Германии – не становиться.
Заметьте: одна галочка рядом с действием по умолчанию, а сколько проблем и какая глубина выводов! Мне часто кажется, что примерно так действуют искусствоведы, которым, впрочем, в книге Уоттса тоже достаётся. Ну нетерпим для литературоведа тезис о том, что успех Шекспира может быть случайностью. Однако те же литературоведы (особенно ориентированные на классическую литературу) охотно согласятся со случайной популярностью «Гарри Поттера».

Местами у Уоттса обнаруживаются параллели с уже обсуждавшейся ранее книгой Мендельсона про социальные медиа, но есть и заметные отличия. Мендельсон выступает как идеолог, а Уоттс приводит цифры и анализирует результаты экспериментов. Здесь есть всё: теория шести рукопожатий, ошибка выжившего, twitter-революции и даже Ким Кардашьян (БЕЗ слайдов). Почти все мифы популярной психологии, тиражируемые в социальных сетях.

Отдельного внимания заслуживает достаточно объёмный кусок про экспертное мнение. Достаточно давно мы спорили с коллегами о сущности экспертных опросов. Было две точки зрения. Первая заключалась в том, что эксперт может достоверно прогнозировать развитие событий, вторая же сводилась к тому, что при прогнозе эксперт может намеренно либо случайно исказить данные, поэтому обращаться к нему за прогнозом бессмысленно. Значение имеет не сама позиция эксперта, а те факты, которые он привлекает для её обоснования, и именно эти факты нас и интересуют.

Уоттс уделяет внимание и фактору случайности. Автор вообще очень любит статистику и часто к ней обращается. Только статистика для него — не результаты очередного бессмысленного опроса, а собранные экспериментальным путём данные о поведении групп людей, к тому же рассмотренные как отдельные сценарии. Автор «Здравого смысла…» вообще опровергает стереотип о «гуманитарном учёном», который математику не умеет и не любит.

Но чуть позже достаётся и статистике. По мнению Уоттса, хороша она только потому, что других инструментов прогнозирования мы пока что не изобрели. Что, к слову, совершенная правда.

В целом Уоттса нужно не только прочитать, но и понять. А ещё лучше — пользоваться критическим методом, который предлагает автор. К слову сказать, книга Уоттса напомнила мне ту самую знаменитую «Фрикономику» — там ценны не только и не столько выводы, сколько логика мышления, приводящая авторов к нахождению значимых, но несущественных на первый взгляд деталей. Уоттсу же удалось создать текст гораздо более аргументированный, чем «Фрикономика», не потеряв ни в структуре, ни в содержании. Ну и «Здравый смысл врёт» это не «Фрикономика». Это практическая социальная психология в лучшем своём выражении (ну, почти в лучшем, если не читать «Искусства обмана»:))

"Здравый смысл врёт" — прекрасный образец научно-популярной литературы по психологии, который особенно ценен на фоне совершенно шизофренического ассортимента книжных магазинов и еще более скудного наполнения голов по теме «социальная психология». Он не повредит и профессиональным социологам хотя бы потому, что реабилитирует научный метод, позволяя избавиться от обыденного познания в том, что называется наукой.
Made on
Tilda