Джон Брум как зеркало русской революции

Про карго-культ, который встречается заметно чаще, чем кажется
Для начала — историческая справка о том, кто такой Джон Брум. Возможно, после этого уже будет понятно, причём тут русская революция.

Джон Брум (он же Джон Фрум, он же John from…) — образ собирательный. Собирал он в себе, в основном, американских морпехов времён зарождения карго-культа. Собственно, можно сказать, что именно Джон Брум был основателем и сейчас является, по совместительству, главным божеством этого культа. На КДПВ его символическая могилка.

Карго-культ — это такая забавная вера некоторых островных народностей Тихого Океана в то, что с небес прилетают железные птицы, которые привозят всяческие ништяки в больших количествах. Если вам нужна история этого персонажа и верования более подробно — то соблаговолите гуглить и википедить, а я же перейду к сути™.

Что является ключевым пунктом карго-культа (ну, если на него смотреть глазами наблюдателя, а не участника)?

Смысл карго-культа в воспроизводстве внешнего, формального в попытке вызвать сущностное. Если выражаться проще — то последователь карго-культа надеется, что постройка аэродрома из соломы привлечёт железных птиц, из которых выйдут белые люди и принесут бедным островитянам новые порции еды, лекарств и просто всяких прикольных штук.

По понятным причинам, этого не происходит. Во-первых, США не воюют с Японией. Во-вторых, прилёт птицы не зависит от постройки аэродрома ровно никак. Есть ряд других обстоятельств, но они уму аборигена просто не видны. И потому он продолжает строить аэродромы. Точнее, "аэродромы".

Но причём тут Россия? Вроде она удалена от Океании как в отношении климатическом, так и в отношении национальном и, не побоюсь этого слова, духовном. При том, что проявлений карго-культа в нашей действительности становится всё больше.

Начну, например, с закона об информации, наносящей вред здоровью и развитию детей. Не знаю, как вы, а мне кажется, что теперь программы "до 16", "до 18" и "до 21" начали показывать без всяких временных ограничений, просто прилепляя на них соответствующую плашку.

Я оставлю в стороне тезис о том, что информация в принципе причинить вред не может. Причиняет вред только её отсутствие. Важно другое, и здесь, как говорится, следите за руками.

Чиновник, придумавший этот законопроект, действительно ВЕРИТ, что маркировка программы ПРЕПЯТСТВУЕТ ПРОСМОТРУ. Ещё раз: плашка, размещённая в углу экрана, мешает просмотру. Правда, чтобы её увидеть, программу всё же нужно смотреть, но это, право же, такие мелочи. Особы морально тоскливые могут мне возразить, что плашка — она вовсе не для ребёнка, а для родителя. Но, как мне кажется, грош цена тому родителю, который без плашки в углу экрана не может разобраться, нужно это смотреть его ребёнку или нет. Зато теперь ребёнок, смотрящий ТВ в одиночку, точно знает, что именно нужно смотреть.

Правда, ребёнок, без родителей смотрящий ТВ, а не сидящий за компьютером, мне уже давно не попадался, но пусть законодатели думают, что его не существует. Так оно спокойнее.

Отвлекусь от политики. Есть такая замечательная штука — отечественный менеджмент. Вот где карго-культ цветёт пышнейшим цветом и даёт особо уродливые плоды.

Например, во многих организациях управленец правда верит в то, что если сотрудникам запретить на работе социальные сети, то сотрудники будут больше работать. Для аналогии: запретим ребёнку есть шоколад, надеясь на то, что он съест больше невкусной кашки. Особенно учитывая, что кашки и нету. Товарищи родители, это когда-нибудь работало вообще?

Перевожу на язык менеджмента. Задач нет, либо они настолько шизофреничны, что никакого отношения к компетентностям сотрудника не имеют (вы никогда не видели экономиста, которому предложили поработать в Photoshop взамен взявшего отгул дизайнера?).

Самое смешное, что в подборе персонала — та же фигня. Умения линейного персонала, исполнителей, оценивать просто никто не умеет. Инструменты утеряны безвозвратно, потому единственным способом оценки при найме является собеседование с руководителем организации (!!!!!). Нужно ли удивляться тому, что в нашем малом и среднем бизнесе культура квалифицированных исполнителей стремительно распадается и исчезает, зато имитирующие бурную деятельность хомячки плодятся во множестве?

Мы тут с одним коллегой как раз обсуждали, когда нам доводилось видеть действительно содержательные, а не имитационные управленческие решения. Сошлись на том, что в российском бизнесе (а у нас есть возможность судить не только о бизнесе в масштабах страны, но и о работающих в ней иностранных корпорациях) подобные решения не встречались нам уже минимум год. Всё подменяется имитацией и решениями формально-имитационного толка.

Так вот, всё это и есть карго-культ. То есть, вместо собственно деятельности порождается её грубая имитация, основная функция которой состоит в том, чтобы генерировать информационное сопровождение. Неясно только, информационное сопровождение чего.

Теперь обратимся от менеджмента к политике. И даже к её оппозиционной части, которая почему-то считает себя заметно прогрессивнее, чем мэйнстрим.

Одно из крупнейших событий последнего времени — выборы в координационный совет оппозиции. Это и есть всё то же строительство соломенных самолётов. Следите за аргументацией.

Во-первых, к выборам в КС есть существенные претензии, которые я, как человек, некоторое время потративший на работу на выборах, не могу не разделять. Одна из основных претензий как раз в том, что, цитирую: выборы в КС оппозиции повторяют самые худшие практики выборов 90-х годов (кстати, почитайте статью по ссылке, она того стоит).

То есть, первая проблема заключается в том, что выборы в неведомо зачем нужный координационный совет повторяют прошлый политический опыт и задействуют те же механизмы, которые породили текущую политическую ситуацию. И для меня очень странным выглядит то, что мы эти механизмы задействуем снова, рассчитывая получить какой-то другой, непредсказуемый результат.

Причём тут карго-культ? Да при том, что эти выборы и есть тот самый соломенный самолёт, который участники культа строят, рассчитывая вызвать к жизни выборы настоящие. Наличие либо отсутствие координационного совета никак не влияет на политическую ситуацию в стране в целом, оно является исключительно поводом для каких-то организационных решений внутри оппозиции (ну или формой их принятия, как вам больше нравится).

Вторая проблема в том, что наша оппозиция действует ровно как рекламисты на рынке FMCG. Впрочем, я об этом уже писал, но, как вижу, не грешно повторить. Даже тот, кто не работает на Путина, работает как на Путина. В смысле, теми же способами, средствами и в той же логике.

Буквально: известно, что медийный ресурс ограничен, а избиратель инертен. Что делает нормальный человек, занимающийся политическим PR? Он пытается использовать немедийные возможности (одной из которых как раз и является лоббирование), и не пытается гальванизировать не только мёртвый, но уже разложившийся электоральный потенциал.

Что делает наша оппозиция? Ровно как и при продаже того самого хрестоматийного килограмма огурцов, она решает задачу увеличения охвата. Мужики! Охват — штука хорошая, но он тут ни при чём. Не путайте рекламу и политический PR, это очень разные вещи. Что толку охватывать избирателя, если он и так на выборы не ходит, и не поддерживает там даже партию, которая обладает несравнимо большими пропагандистскими возможностями, которыми, что бы вы там про себя ни думали, тоже распоряжаются отнюдь не идиоты.

Но гораздо интереснее попытаться поработать с медиа (на самом деле потому, что НЕ с медиа работать-то не умеют), получить предсказуемый и ожидаемый отлуп, а потом кричать о свободе слова.

Ну и третье (оно же последнее). Что бы там ни говорили, а Ленина, Маркса и всяких прочих нелюбимых персонажей нужно было бы читать. Всякие новомодные Жижеки ни черта не рассказывают о партийном строительстве в условиях авторитаризма при отсутствии доступа к медийным ресурсам. А у классиков это-таки есть во множестве.

В общем, что я хочу сказать…

  1. Использование механизма выборов неоправданно хотя бы потому, что мы видим последствия его применения;
  2. Надо уже понять и принять ограниченность медиаресурса и перестать реветь по этому поводу как белые медведи в тёплую погоду;
  3. Следует выбить у себя из головы практику работы на FMCG-рынке, она здесь — в том числе по причинам, изложенным выше, — неприменима.
Очевидно, что во всех ситуациях, которые я перечислил выше, мы имеем дело со всё тем же воспроизводством формы в расчёте на то, что результатом этого воспроизводства будет какое-то содержательное изменение.
Made on
Tilda