меньшинство
И что с ним делать на выборах
Я тут немного подумал про политический процесс в современной России. А точнее про альтернативность, безальтернативность и вот это вот всё. Началось размышление с очень хорошего текста про то, как работают меньшинства на выборах. С этим текстом я крайне советую ознакомиться перед тем, как читать дальше: сам текст на Medium.

Вкратце базовая идея такова: в системе с конечным числом мнений вероятность солидаризации людей с любым нераспространённым мнением тем выше, чем выше число мнений.

Надо сказать, что сама идея не нова — в своё время ещё Серж Московичи поизучал влияние меньшинства. И написал по этому поводу ряд статей и книг (типа «Психология активного меньшинства»). Ну и по доброй традиции эти статьи и книги на русский язык не переводились. Хоть и издавались во вполне себе респектабельных издательствах. Ну вот, например.

Сам Московичи вывел 4 принципа, позволяющие меньшинству влиять на мнение большинства. Вот они:
1. Стиль поведения.
2. Стиль мышления.
3. Гибкость и возможности компромисса.
4. Идентификация.
Что это всё значит? Давайте поразбираемся последовательно.
1
Ключевой элемент поведенческого стиля — последовательность и постоянство. Если меньшинство хочет влиять на мнение большинства, то оно должно вести себя определённым образом. Буквально, аудитория должна точно понимать, что именно делает та или иная группа. Можно, конечно, игнорировать это требование, но тогда аудитория придумает ответ на этот вопрос сама и не факт, что он вам понравится.

Вообще, социальная среда и состоит из таких вопросов и ответов на них. Оппозиция хочет подорвать государственный строй. Представители Ку-Клукс-Клана преследуют негров. И так далее. Простой вопрос — простой ответ.
2
Стиль мышления — он, скорее, про демонстрацию мышления и его оснований, а не про силлогизмы и красоту мыслительных конструкций. В тот момент, когда политик говорит, что его не устраивает существующая политическая система — он не сообщает ничего нового. Можно подумать, тех, кто в системе, она так уж устраивает.

Здесь важно обоснование. Почему не устраивает? Чем именно? Что мы намерены сделать, чтобы устраивало? Ну и так далее, и тому подобное.
3
Третий пункт, кстати, самый интересный — возможности компромисса. Московичи (да и не только он, а ещё как минимум Левин и Зимбардо) говорили о том, что меньшинство должно идти на кооперацию с большинством как минимум в некоторых вопросах. Причина понятна — в противном случае меньшинство рассматривается как вредоносное и уничтожается.

Конечно, есть вопрос о том, как реализовать компромисс не противореча пункту 1. Но готового рецепта тут нет — надо разбираться в каждом конкретном случае. Строго говоря, политика — она вообще про компромиссы.
4
С идентификацией всё более или менее понятно. Ответы на все предыдущие вопросы порождают ответ на вопрос "А кто мы такие?" Это и есть идентификация. Точнее, идентичность как результат идентификационного процесса.
Всякий кандидат отвечает на эти вопросы. Из ответов и складывается политическое позиционирование.

Но вернёмся к нашей начальной точке . Итак, математическое моделирование позволяет нам сформулировать следующий вывод: чем больше мнений — тем больше вероятность солидаризации с конкретным мнением и, далее, вероятность кумулятивного эффекта (то есть роста числа сторонников мнения).

Теперь сделаем простую операцию: совместим Московичи и математическое моделирование. В сущности, принципы Московичи являются "гигиеническими требованиями" к формулировке любой позиции. В том числе и политической. И тут начинается самое интересное.
Давайте возьмём основную политическую задачу, которую ставит перед собой оппозиция. Это вроде бы смена власти путём выборов. Единым кандидатом от оппозиции является А. Навальный. Пока оставим в стороне интригу с регистрацией или нерегистрацией Навального, для понимания принципа она совершенно несущественна.

Перейду сразу к базовому тезису.
Не нужно пытаться стать единственным кандидатом!
Наука (science, bitch!) говорит нам, что попытка "зачистить оппозиционную поляну" закончится не очень хорошо с точки зрения как раз-таки перспектив самого Навального. Именно в этом Навальный и упрекает власть. Заметьте: ещё не став властью, человек уже пытается её настойчиво имитировать.
Теперь переведём это на язык суровой статистики. Снижение разнообразия мнений не увеличивает, а снижает перспективы любого избирателя найти себе партию или политика по душе. И первая задача, которую могла бы (должна была бы!) решать оппозиция — не победа кандидата, который в любом практически сценарии не побеждает, а формирование разнообразия мнений.
Нужно больше кандидатов!
Пусть цветёт и пахнет вся политическая жизнь. Хочет баллотироваться Навальный — пусть Навальный. Хочет баллотироваться Собчак — пусть Собчак. Хочет Лолита Милявская — на здоровье. Надежда Бабкина? Сергей Зверев? Да кто угодно. И все вместе.

Обычно предлагают следующий контраргумент — дескать, тогда выборы превратятся в клоунаду. Ответ на это очень простой — пусть они хотя бы во что-то уже превратятся, потому что настоящая клоунада — обсуждать выборы серьёзно при явке в 30% в хорошую погоду.

Ключевая тактическая задача — формирование разнообразия мнений. Именно это позволит решить, например, стратегическую задачу по росту явки. Средний избиратель пока видит в супермаркете всего 5 сортов колбасы. Нужно больше.

Да, баллотирующиеся кандидаты могут вас веселить и раздражать. Но это в рамках демократического процесса решается очень просто — неголосованием за них. Ну, ещё можно на кухне пошутить.
Заметка на полях
Вы меня извините, но обсуждать выдвижение Собчак в контексте шуток про лошадь — это уже какое-то совершеннейшее дно. Дно в кубе — это таковое обсуждение со стороны квазилиберальной общественности. Это просто неприлично. Напоминаю, что единственное поведение, достойное благородного мужа — неголосование за Собчак в случае, если вы по каким-то причинам не разделяете её точку зрения.
Так вот, продолжу.

Стратегическая задача никак не решается без тактической. Нельзя выбрать Навального, если большая часть избирателей останется дома. Нельзя вообще обеспечить переход власти законным методом (несмотря на столетнюю годовщину, я не про революцию даже близко), если избиратели не видят разнообразных кандидатов, среди которых каждый найдёт своего.

Что делать штабу Навального? Задать себе вопрос, какова базовая задача. И если базовая задача — избрание А. А. Навального — то надо как-то понять, что в текущем избирательном цикле она решена быть скорее всего не может.

Что делать штабу Собчак? Отвечать на "4 вопроса Московичи". Потому что на контенте "я — кандидат против всех кандидатов" далеко не уедешь.

Если же сверхзадача — долгосрочное переформатирование системы (а, вроде как, про это была песня), то и тем, и другим надо радоваться выдвижению всякого альтернативного кандидата. Потому что всякий альтернативный кандидат (даже если вы его не любите) увеличивает шанс прихода на выборы какого-то числа людей. Небольшого. И не сразу. Но увеличивает.
Но Собчак же кремлёвский проект!
Ну да. Наверное. Или нет. Наверное. В любом случае предлагаю на этом закрыть заседание клуба "Юный конспиролог" и задать себе один простой вопрос — и что?

Единственное, что нас может волновать в свете изложенного выше — это работа политической системы. А ключевым является обеспечение разнообразия точек зрения. Именно это, а не избрание К. Собчак или А. Навального или даже В. Путина, имеет значение. Вам ещё интересно, кто спонсирует предвыборную кампанию? Мне — нет.
Выводы
1. Любой альтернативный кандидат — это хорошо.
2. Нельзя монополизировать часть политического движения, ровно потому, что это противоречит стратегической задаче построения нормальной избирательной системы.
3. Чем больше мнений — тем выше вероятность солидаризации с оппозиционным мнением.
Made on
Tilda